http://i62.tinypic.com/fvwqj9.jpg«Один из крупнейших фармацевтических конгломератов в Европе и США» , «Благодаря им я забыла о походе к косметологу!», «Правительство Соединенных Штатов выражает благодарность корпорации за помощь в переоснащении ВС страны» - то, что можно услышать об «Амбрелле» на улице от простых граждан или же прочитать в СМИ. Биоинженерия, фармакология, вирусология, косметология - все еще сомневаетесь за кем будущее?


«Humanity's future is safe under our umbrella»
Будущее человечества в безопасности под нашим зонтом.

Мы НЕ занимаемся разработками вируса, который способен уничтожить человечество.
...Но это не значит, что мы не проводим эксперименты над людьми.
Мы НЕ всемогущие.
...Но это не значит, что нас можно не воспринимать всерьез.
http://i58.tinypic.com/15ogqb9.jpg

http://cs618523.vk.me/v618523068/7767/SsjXDhWjBEs.jpg

ID+

http://i58.tinypic.com/2gwuwza.jpg

Имя: Валери Милтон (Valerie Milton)
Возраст: 27 лет
Отдел: юридический
Должность: корпоративный юрист

Необходимая информация

Прототип (внешность): Хилари Рода (Hilary Rhoda); смена возможна, но нежелательна.
• Родилась с сестрой (близнецы) в семье "типичная американская мечта" - небольшой, но собственный дом, две машины. Профессии родителей – без изысков, что-то банальное, но прибыльное (банковская сфера, переводчики, может вообще частные предприниматели), так как обучение в вузах платное, а выучить нужно было сразу двух дочерей.
• Родной город - Новый Орлеан. Там в 2005 году было ЧП – ураган Катрина затопил 80% города. То был август, девочкам было по 19 лет, они могли проходить летнюю практику где-то в дали от дома, что спасло им жизни, а родителям – нет. Денежной компенсации семьям, которые пострадали от урагана, хватило на первое время дабы устроиться на новом месте (и это стал Нью-Йорк), а так как родители беспокоились о будущем своих детей почти с их рождения, то на банковском счету были бы сбережения для оплаты обучения в институте.
• Продолжают обучение в каком-то из университетов Нью-Йорка, живут в студенческом кампусе, подрабатывают, но на первом месте всегда учеба.
• В 2009 году выпускаются. Далее, без лишних подробностей, некоторое время работали по своим специальностям, пока их не нашла корпорация, для которой подобные люди - идеальные сотрудники. Родственников нет, никаких лишних связей, головы светлые. Случилось это в 2010 - 2011 году.
• Первый год они работали в своих отделах, ничего странного  «теневого». А потом их приметила Вероника фон Хорст, для которой они стали личными "пташками", ушами и глазами - помимо должностных, в их круг обязанностей входили и специфические, касающиеся только президента корпорации и никого более. Спектр задач и возможностей Валери – информация о конкурентах и недоброжелателях.
• Между сестрами отношения крепкие, как суперклей, никаких разногласий и вражды между ними нет и не может быть, хотя в характерах есть черты диаметрально противоположные.
• Валери умеет мастерски «заговаривать зубы», ей бы быть дипломатом, ну или журналистом. Хитрая, изворотливая, не брезгует ложью и провокациями. Между тем обе остры на язык (читать – язвы), стремятся быть независимыми, любят внимание к своим персонам, но лидерами быть не стремятся, так как это большая ответственность (лишний груз).
Личных требований не так уж и много: полная анкета без копирования текста заявки; перед подачей анкеты прошу предоставить пробный пост, тема - произвольная. Касаемо объема постов - первое или третье лицо; страница ворда (стандартно).

http://i59.tinypic.com/htfmee.jpg

http://cs618523.vk.me/v618523068/7775/Evx-3exH5Lo.jpg

ID+

http://i58.tinypic.com/8zn15c.jpg

Имя: Хизер Милтон (Heather Milton)
Возраст: 27 лет
Отдел: Информационных технологий и связи
Должность: IT-инженер (инженер технической поддержки)

Необходимая информация

Прототип (внешность): Хилари Рода (Hilary Rhoda); смена возможна, но нежелательна.
• Родилась с сестрой (близнецы) в семье "типичная американская мечта" - небольшой, но собственный дом, две машины. Профессии родителей – без изысков, что-то банальное, но прибыльное (банковская сфера, переводчики, может вообще частные предприниматели), так как обучение в вузах платное, а выучить нужно было сразу двух дочерей.
• Родной город - Новый Орлеан. Там в 2005 году было ЧП – ураган Катрина затопил 80% города. То был август, девочкам было по 19 лет, они могли проходить летнюю практику где-то в дали от дома, что спасло им жизни, а родителям – нет. Денежной компенсации семьям, которые пострадали от урагана, хватило на первое время дабы устроиться на новом месте (и это стал Нью-Йорк), а так как родители беспокоились о будущем своих детей почти с их рождения, то на банковском счету были бы сбережения для оплаты обучения в институте.
• Продолжают обучение в каком-то из университетов Нью-Йорка, живут в студенческом кампусе, подрабатывают, но на первом месте всегда учеба.
• В 2009 году выпускаются. Далее, без лишних подробностей, некоторое время работали по своим специальностям, пока их не нашла корпорация, для которой подобные люди - идеальные сотрудники. Родственников нет, никаких лишних связей, головы светлые. Случилось это в 2010 - 2011 году.
• Первый год они работали в своих отделах, ничего странного  «теневого». А потом их приметила Вероника фон Хорст, для которой они стали личными "пташками", ушами и глазами - помимо должностных, в их круг обязанностей входили и специфические, касающиеся только президента корпорации и никого более.
• Между сестрами отношения крепкие, как суперклей, никаких разногласий и вражды между ними нет и не может быть, хотя в характерах есть черты диаметрально противоположные.
• Хизер более сдержанная и предусмотрительная (недаром превосходный стратег, логика работает на «5+»), понятия чести и совести не размыты, вряд ли пойдет по головам, если есть иные пути достижения цели. Между тем обе остры на язык (читать – язвы), стремятся быть независимыми, любят внимание к своим персонам, но лидерами быть не стремятся, так как это большая ответственность (лишний груз).
Личных требований не так уж и много: полная анкета без копирования текста заявки; перед подачей анкеты прошу предоставить пробный пост, тема - произвольная. Касаемо объема постов - первое или третье лицо; страница ворда (стандартно).

http://i59.tinypic.com/htfmee.jpg

http://cs618523.vk.me/v618523068/776e/yAxs24-qDEk.jpg

ID+

http://i59.tinypic.com/2la4fhk.jpg

Имя: Ольга (по российскому паспорту - Уразова) Баум (Helga Baum)
Возраст: 39 лет
Отдел: клинической фармакологии
Должность: токсиколог

Необходимая информация

Прототип (внешность): Светлана Ходченкова. Смене не подлежит.
• Родилась и выросла в России в семье медиков. Получила медицинское образование тоже в России, но благодаря хорошим связям и желанию родителей воспитать следующие поколение врачей образование охватывало все аспекты жизни Ольги, даже против ее воли.
• В конце 1993 года она знакомится с мистером Баумом, немцем, читающим лекции в СПбГМУ имени Павлова, которые посещала Уразова. Тот зовет ее замуж, будучи горячо влюбленным в русскую и образованную не по годам девушку, но Ольга отказывается от свадьбы и ставит перед немцем условие, что свадьба будет только после окончания ее учебы. Будущий муж по причине своих кратковременных поездок в Россию в скором времени вынужден ехать по приглашению в США, куда только в 1999 году вследствие свадьбы забирает и Ольгу.
• Спустя пару месяцев после переселения на другой континент и немного освоившись на новом месте теперь значившаяся как Хельга Баум, молодая жена мистера Баума продолжает посещать лекции своего мужа и получать дополнительное медицинское образование, которое требуется для получения рабочего места в исследовательском фармакологическом центре. Заполучив рабочее кресло в отделе занимающимся клинической фармакологией, миссис Баум до 2001 года работает не покладая рук на новом месте.
• В конце 2001 года она разрабатывает целый проект, связанный с экспериментальным лекарством способным поднять на ноги человека с повреждениями опорно-двигательной системы. Разработки подобного лекарства «будущего» были слишком неправдоподобны и сырыми, чтобы в них можно было что-то значимое разглядеть, исследовательский центр закрывает проект, считая его не целесообразным. Баум считая иначе собирает все свои исследования и отправляет их в Амбреллу, ища помощи теперь уже на стороне.
• Приглашение в ряды специалистов корпорации не заставляет себя долго ждать, Хельга попадает в штаб работников Амбреллы меньше чем через месяц после рассмотрения ее проекта. Начиная с 2002 года она работает на корпорацию и медленно, но верно продолжает разрабатывать свои исследования связанные с экспериментальным препаратом. В перевороте 2007 года не участвовала, замечена на чьей – либо стороне не была.
Немного о характере: как уже было сказано выше в стенах корпорации дружбы ни с кем открыто не водит, предпочитая держаться обособленно и несколько надменно по отношению к другим. Слишком скрытна в плане своей личной жизни, поэтому почти что тень среди более ярких и заметных личностей. Однако Баум всегда в курсе происходящего, а иногда ей известно чуть больше чем остальным. У нее немаловажная роль в корпорации, как бы она не пыталась этого скрыть и только благодаря ее способности противостоять всем вокруг и отстаивать свою точку зрения ее пока что не использовали в непрекращающейся войне «королей».
Личные требования:
1. Полная анкета. Здесь я буду очень придирчива во всем. В моей голове образ Ольги Уразовой сложен полно и ярко, именно этого я хочу от вас.
2. Без пробного поста от имени Ольги я анкету рассматривать не буду. Если с собственной темой будет сложно определиться, то я предлагаю тему с моментом отклонения проекта Ольги в ее исследовательском центре и, как она ищет иной способ развить его.
3. Строгое табу на попытку сделать ее отравительницей или маньячкой. Существование одного инцидента с отравлением будет возможно только с разрешения АМС и соответственно согласовано со мной.
4. Я могу читать посты, как от первого, так и от третьего лица, пишу только от третьего, но это пока что. Но очень люблю, когда посты от 4000 символов и выше.
Графикой, игрой и интересным сюжетом обеспечу. Нас пока немного, работающих в корпорации зла, но мы очень
колоритные и заметные персонажи. Любовь, страсть, ненависть – все будет.

http://i59.tinypic.com/htfmee.jpg

http://cs618523.vk.me/v618523068/777c/jShM3qDS9kU.jpg

ID+

http://i61.tinypic.com/23hx194.jpg

Имя: Эйдан Монтгомери (Aiden Montgomery)
Возраст: 39-40 (в зависимости от даты рождения)
Отдел: вирусология
Должность: главный вирусолог
Примечание: с 2007 года считается погибшим.

Необходимая информация

Прототип внешности: Закари Куинто (Zachary Quinto). Смена не желательна, но выслушаю иные варианты;)
• Англичанин. Родился в Лондоне. С ранних лет тяготел к изучению естественных наук. Поступил в Кембридж, где в 1996 году, будучи уже на последнем году обучения, знакомится с Алессой, своей будущей женой.
• Их роман, который вспыхнул, словно сухие ветки, политые горючим, перетекший в горизонтальную плоскость почти сразу же, оставил след в виде ребенка. Но, Эйдан настоял, чтобы Алесса не делала аборт.
• 19 июня 1997 года на свет появляется их дочь Мэдисон.
• 18 декабря 1998 года – долгожданная свадьба Алессы и Эйдана.
• Даже после брака Эйдан уходил с головой в науку и работу. Кстати, после окончания университета, был принят в штат сотрудников одного из научно-исследовательских центров, и несмотря на весьма высокий пост, это был явно не тот уровень, которого достоин человек, обладающий такими знаниями и способностями.
• Эйдан делает себе имя в научном сообществе Великобритании, его труды в области микробиологии оказываются актуальными и востребованными в качестве базы для более глубоких исследований и масштабных проектов, только вот браться за них никто не хочет – нет финансирования и людей…
• И вот, в 1999 году, приходит приглашение от корпорации «Амбрелла» - должность в департаменте вирусологии, возможность свободно заниматься своими исследованиями. При одном условии – проживать и работать предстоит в Японии. Осака. Семья или карьера?... Алесса дает «добро» и Эйдан принимает самое важное предложение в своей жизни.
• С 1999 по 2001 год работает один; за 2 года работы успел сделать себе какое-никакое имя, и это самое имя позволило ему «перетащить» к себе жену в должности одного из штатных генетиков. Алесса без колебаний отправила дочь, с которой отношения так и не клеились, к своим родителям и улетела в Осаку.
• К 2005 году Эйдан Монтгомери был уже одним из лучших вирусологов; из Осаки он стал часто выбираться в Лондон, а потом и за океан, в США. Начали налаживаться новые связи, одни – посредственные, другие – крайне полезные. Так, у Эйдана появился, с позволения сказать, деловой партнер – Алистер Голд. Мужчина возглавлял отдел генных мутаций в лондонском штабе корпорации, а также был был бессменным членом совета директоров – он сразу же вызвал в Эйдане чувство уважение, и, возможно – восхищения. Успехами Алистера можно и правда было восхититься. Немудрено, что когда Голд предложил Монтгомери своего вида «сотрудничество», Эйда не задумался ни на секунду. Так, в руки к Эйдану перекочевали часть акций с щедрого плеча Алистера, затем к ним добавилась еще часть, которая значилась за Алессой. Положение осложнялось лишь тем, что работали мужчины в разных странах, но… По счастливому стечению обстоятельств, в 2007 году все изменилось.
• Чета Монтгомери была приглашена на работу в штаб корпорации, находящийся в Нью-Йорке. Как и мистер Голд. Вместе, они составляли новый совет директоров «Umbrell’ы», к тому же за былые заслуги в Осаке, Эйдана повысили до главного вирусолога, а Алессу определили генным инженером в отдел генных мутаций, под крыло к… Алистеру.
• Эйдан Монтгомери, почувствовав, что в силах справляться и без помощи Алистера, начинает все более и более обособленную работу, отдаляясь от бывшего «партнера». Эйдан становится более скрытным и недоверчивым, подозревая жену в измене, а Голда – в нечистоте намерений касаемо работы над «главным проектом в его жизни».
• Кстати, этим «проектом» было биологическое оружие, какой-то газ.
• 11 октября 2008 года – дата смерти Эйдана Монтгомери. Как все думали. Но… Он знал о том, что ему не стоит задерживаться на рабочем месте в тот день.
• Четыре года скрывается, вероятнее всего, что у кого-то из экс-партнеров по «теневому бизнесу», коим Эйдан не грешил заниматься, работая в «Амбрелле». Продолжает работу над проектом газа, наблюдает за женой и корпорацией, выбирая момент для эффектного «воскрешения».
• Если говорить о характере, то это холодный, несколько отрешенный человек. Чаще его можно увидеть хмурым, чем улыбающимся. Пример человека, который может сохранять хладнокровие в ужасных ситуациях – нет, об убийстве и речи идти не может, но если представить, что Эйдану пришлось бы приставить дуло к чьему-то лбу, то ни палец на курке, ни мускул на лице бы не дрогнули. Безжалостен к врагам и тем, кто его предал.
• На самом деле информации гораздо больше, ее расскажу тому, кто заинтересуется ролью посредством ЛС (на имя Алессы Монтгомери;)
Из личных требований: полная анкета без копирования текста заявки; перед подачей анкеты прошу предоставить пробный пост, тема - произвольная. Касаемо объема постов - первое или третье лицо; страница ворда (стандартно).

http://i58.tinypic.com/15ogqb9.jpg
В корпорации умеют писать так:

All the right things in all the wrong places
Someday, we’re going down
They’ve got all the right moves and all the wrong faces
Someday, we’re going down


Всегда легче найти виноватого, чем хоть на секунду усомниться в своей правоте. Каждая из граней этой истории могла блестеть по своему красиво и грустно, нужно было только знать, какие слова ты выделишь в своей речи особенно ярко, чтобы они подействовали так, как ты планируешь.
Стены комнаты сдавливали в попытке раздавить лишь первые несколько секунд, упоминание имени самой ненавистной женщины на свете, пробуждал внутри
18:33:11
говорящей колкий комок боли. Боль впивалась во все органы, впивалась в кожу изнутри, словно пытаясь сквозь множество ран вырваться наружу, но никогда ей этого не удавалось в той мере, чтобы Элис излечилась от нее окончательно. Пальцы левой руки сжали подлокотник кресла, в котором сидела. Стены отодвинулись ровно настолько, что серое сентябрьское небо и огромный комплекс, принадлежащий корпорации Амбрелла на окраине Осаки, снова предстал перед глазами. Время перевело стрелки и на дворе, вновь, наступил сентябрь 2017 года.

Ольга Андреевна Уразова была незаменимым исследователем в области генной инженерии, хотя если речь заходила о любой деятельности проводимой в стенах корпорации, эта женщина прикладывала свою руку даже там, где в принципе никто не ожидал от нее каких-либо знаний. Незамужняя, приданная работе женщина в самом расцвете сил никак не тянула на затворницу в стенах лаборатории, но в век высоких технологий, когда Амбрелла захватывает все более обширные территории во всех областях, жертвовали не только своей свободой, многие отдавали собственную жизнь за науку. Родители Элис отдали жизнь в попытке защитить свою дочь от Ольги, но о подобном знали не многие. Эрик и Джослин работали в стенах корпорации в далеком 2000 году, состояли в группе исследователей под руководством госпожи Уразовой. В 2003 году, они расписались, а уже в 2005 году молодая семья подала заявление с просьбой покинуть стены исследовательского центра в связи с беременностью Джослин. Начиналась новая жизнь вдали от пробирок и бессонных ночей в стенах лаборатории.
Зимой 2008 года, в стенах исследовательского центра в компании с Ольгой появилась маленькая девочка. На стол руководителей центра ложится подробно расписанный проект под названием «Элис». В связи с гибелью родителей, опекуном маленькой трехлетней девочки становится Уразова. Проект был одобрен, но не так скоро как требовалось и только приближенные к Уразовой люди, знали, что первая фаза проекта была начата еще во времена, когда о беременности Джослин только стало известно.


Небольшая комнатка слабо тянула на детскую, скорее на камеру временного содержания или на палату с особо буйным пациентом. Где-то под потолком тихо шелестел кондиционер, делая воздух внутри помещения не таким спертым и тяжелым. Кровать была аккуратно застелена, а за окном при легком ветре покачивались ветки ивы, с которых изредка осыпались капли дождя. Находиться в стенах комнаты было легче именно из-за пейзажа за окном и ничего удивительного в том, что тот был нереальным, не было. Корпорация вкладывала в строительство своих центров очень много денег, обеспечивая сотрудникам полный комфорт. Ведь работать под землей намного легче, если видишь за окном город и небоскребы того же Нью-Йорка. Совсем крохотный глазок камеры выдавал себя где-то под потолком подмигивая красным огоньком. Цветная картинка передавалась сразу на несколько компьютеров в центральном помещение, за происходящим на экране попеременно следили люди в белых халатах и один охранник. Ничего не менялось вот уже час. Светловолосая девочка в полосатой пижаме, сидела спиной к камере за столом, что стоял в центре комнаты. Книга с основами механики была раскрыта, но страница не перелистывалась, никто из наблюдающих этого не видел и в пылу азарта то и дело звучали разные предположения касаемые происходящего.
- Может она уснула?
- Нет, наверное, читает сквозь страницы, ведь у нее такие возможности после вводимых и тестируемых на ней препаратов.
- Никто не желает пончиков?
Элис склонялась над книгой, подперев обеими руками подбородок. Ее серый и внимательный взгляд блуждал от строчки к строчке. Заданием на сегодняшний вечер было пересказать четыре параграфа Ольге, пересказать, не добавляя ничего от себя, не исключая мелочей указанных в тексте. Зная Ольгу, требовалось еще и как следует изучить схемы, мелькающие в ходе прочтения текста. Уразовой не стоило особого труда попросить изобразить что-то из книги
на доске. Когда тебе всего одиннадцать очень трудно воспринимается кинематика твердого тела, но когда на тебя возлагаются большие надежды, а сама ты являешь объектом многочисленных исследований, не смотря на столь юный возраст, даже изучение физических основ механики кажется песчинкой в море требований предъявляемых тебе. Элис показывала неплохой результат, Элис удивляла, но с каждым разом этого было мало. Ольга испытывала нечем неутолимый голод, достичь в разработке проекта самой высокой точки. Достичь самой вершины, слабо представляя, где там может находиться. Элис говорили, что она необыкновенный ребенок, ребенок будущего, но никто и никогда не ставил перед собой задачу показать во всех красках, что значит быть ребенком на самом деле.
Мягко щелкнул дверной замок. Ключ поворачивался медленно. Ольга. Так делала только Ольга, словно боялась потревожить Элис и отвлечь ее от занятий. Девочка даже не шелохнулась, шуршание ставней за окном тоже не произвело на нее впечатления, картинка с веткой ивы сменилась на большое ромашковое поле, залитое солнечным светом.
- Взгляни Элис, Мы привели тебе подругу. Вы подружитесь. – Голос Ольги Уразовой звучал на удивление мягко и спокойно, точно голос родной матери, которая действительно рада за своего ребенка, ведь у него появится настоящий друг. Мы непременно подружимся. Ольга сделает для этого все и даже больше. Мысль проскользнула точно тень, едва ли позволяя себя осознать полностью, это не было прямым приказом, но выдрессированная точно собака Павлова девочка, прекрасно помнила каждый момент с наказанием, если она делала что-то не так, как того просила Ольга. Правая ладонь плавно опустила от подбородка к страницам в книге, а указательный палец замер на той строке, которую читала. Серые глаза переместились в сторону дверей и Элис, наконец-то увидела невысокую в белом халате Ольгу и стоящую рядом с ней темноволосую девочку. Уразова мягко сжимала пальцами плечо гостьи и улыбалась Элис, но взгляд женщины оставался пустым и безразличным. Пересилив давящую на плечи тишину, нарушаемую разве что шуршанием лопастей вентилятора где-то за решеткой в потолке, малышка шагнула к столу и вытянула вперед крохотную ладошку. На безымянном пальчике блеснуло колечко.
- Ада. Ей не больше десяти. А Элис уже одиннадцать. Этим летом она стала, по словам Ольги совсем взрослой. И вот, впервые за все время, ей привели кого-то «для дружбы». Серые глаза словно пытались прожечь Аду. Светлые брови сдвинулись к переносице, а сама Элис идеально держа осанку, продолжала глядеть в глаза новой подруги, совершенно не реагируя на протянутую ладонь.
- Элис, это некрасиво. Представься. – с легким нажимом, произнесла Ольга, пряча свои руки в карманы белого халата.
- Я – Элис. Ольга моя мама, – произнесла девочка, фразу сразу же, как ей дали на это разрешение. На губах Уразовой промелькнула легкая тень улыбки, и она поспешно покинула комнату, закрывая дверь на ключ. Элис вытянула свою ладонь вперед, теряя строчки в книге, и слегка сжала своей прохладной ладонью теплые пальцы малышки.

И так:

Игры в «переглядки» между Голдом и фон Хорст заставляли хмуриться еще больше, всем своим видом показывая недовольство, коим была преисполнена Монтгомери. Она ненавидела, когда тянут время, когда собираются с мыслями, неуверенно выдавая слово за словом, будто сами не знают, о чем ведут речь. Именно такой и отпечаталась в сознании Алессы Вероника, проводившая третье по счету собрание после вступления в должность – немного растерянная, немного взволнованная и абсолютно не понимающая, с чего стоит начать. Такие собрания оканчивались тем, что Монтгомери первая вскакивала с места и уходила, не оборачиваясь, дабы потратить свое время на что-то более полезное. Она не любила фон Хорст и лишь из уважения не высказывала ей в лицо то, что думает на самом деле; кстати, мнения своего не изменила и после ряда успешных преобразований в корпорации – пусть работникам стало легче дышать, Алесса отказывалась видеть в этом заслуги Вероники, так как та все равно оставалась для нее маленькой девочкой.
И сейчас у Монтгомери и в мыслях не было, что речь пойдет о чем-то действительно… Судьбоносном?

[audio]http://pleer.com/tracks/5404427UTrS[/audio]

- Входите, Алесса. – привыкшая в любой фразе Голда слышать приказ, женщина тут же сдвинулась с места, проходят через почти весь кабинет к креслу, услужливо освобожденному для нее. Щелчок ключа в замочной скважине заставил все-таки посмотреть на мужчину, пытаясь отыскать на его лице причину этого, если так можно выразиться, собрания. Но ответов не последовало, ровно как и фон Хорст не торопилась перейти к делу (едва ли протянутый бокал виски можно отнести к части рабочей беседы). Алесса покрутила в руке бокал, но пригубить напиток не осмелилась, соблюдая установленные правила – никакого алкоголя в рабочее время. Ее все еще не посетило предчувствие чего-то дурного – то ли природный иммунитет к стрессам, то ли обычная наивность.
– Это наработки вашего мужа, его досье, - ходила вокруг да около начальница, будто стояла перед холодным озером и боялась окунуться в воду. Алесса приняла папку, хмуро сводя брови.
- Едва ли там будет что-то, чего я не знаю, - абсолютно не заинтересованно отозвалась женщина, откладывая папку и поднося к губам бокал с виски. Буквально мгновение, и горло бы обжег горький дубовый вкус, но…
- Алесса, Эйдан погиб этим утром, - обожгли уши слова, рассекшие воздух подобно тому, как плеть рассекает кожу на спине провинившегося. Бокал застыл в миллиметре от приоткрытых губ, а затем рука, держащая его, опустилась, отставляя стекло туда же, где уже покоилась серая папка. Первая мысль – отвратительная штука, Алистер, даже для такого, как ты, - естественно, не была озвучена. Женщина встала из кресла, за три шага сократив расстояние между ней и Голдом, и заглянула в его глаза, которые тот очень вовремя прикрыл, изображая на лице сожаление. –Несчастный случай в лаборатории. Мне жаль.
Прищурившись, Алесса так и застыла подле Алистера, переводя взгляд с него на фон Хорст, пребывающую в абсолютной растерянности, и назад.
- Ч-ч-то? – выжимая из себя по букве, выдала женщина, по-ребячески отказываясь верить услышанному. Это было НЕ СМЕШНО. И будь это правдой, в которую Алесса поверит, лишь увидев собственным глазами, она никогда не поймет и не простит Голду такой невозмутимой интонации, будто он оглашает список задач на новый рабочий день или сетует на погоду, из-за которой отменили его рейс до Лондона. Это было СЛИШКОМ неестественно.
Никто не торопился продолжать разговор. Зло прорычав что-то, Алесса бросилась к двери, поворачивая оставленный в замке ключ и резко распахивая ее, вылетает в коридор, где скидывает с руки халат, судорожно нажимает на кнопку вызова лифта, выискивая в кармане пиджака карту доступа, открывающую двери в стенах корпорации.
Этаж, второй…
- Мэм, вам туда нельзя, - хмурый мужчина, одетый как и положено, в белый халат, возник перед Алессой, как только та показалась из-за угла, выйдя на «финишную прямую» до лабораторий, которые знала как свои пять пальцев, несмотря на то, что не работала здесь. Едкий дым мешал дышать, от него слезились глаза (и пока еще причиной был только дым, хотя сам факт его наличия не обнадеживал) и хотелось кашлять.
- Отойди, - грубо бросила женщина, отпихнув не очень-то и уверенного в своих словах сотрудника, который лишь испуганно проводил ее взглядом и судорожно начала искать в толпе кого-то, кто смог бы остановить несущуюся, как локомотив, Алессу.
Нужно ли говорить, что с каждым шагом было все труднее и труднее поднять глаза и увидеть, что же ждет впереди?...
Ее напрягали люди, мешающие пройти, напрягали испуганные взгляды, шепот за спиной, а когда наконец она увидела… Увидела ЗАКРЫТЫЕ двери, за которыми кусачие гребешки огня, освещали обесточенную часть коридора. С округлившимися от ужаса глазами, распихивая всех, кто мешался, локтями, рвалась Алесса подойти настолько близко, насколько сможет; рвалась дернуть за ручку, выбить стекло, увидеть что ТАМ НЕТ ЕЕ ЭЙДАНА, что он успел выйти, он жив, он…
- Пустите!!! – яростно кричала она, взмахивая руками и осыпая двух сотрудников, схвативших ее и не дающих пройти дальше, градом ударов; одному досталось больше – ее локоть четко угодил промеж глаз, и парень скорчился от боли в переносице. Слезы, которые больше не было сил сдерживать, стекали по щекам, неприятно щекоча кожу, вся тяжесть от осознания слов, сказанных Голдом, водопадом обрушилась на Монтгомери.
По узкому коридору пронесся истошный вопль, после которого женщина медленно и бессильно упала на колени. В ее глазах отражались языки пламени, видневшиеся за бронированным стеклом двери, задраенной наглухо и отрезавшей путь для спасения тех, кто, быть может, имел возможность выбраться. Она обхватила себя руками, качаясь из стороны в сторону и роняя никому не нужные слезы, а единственным желанием сейчас было войти в этот огонь и сгореть заживо, ощущая каждой клеткой своего тела ту же боль, которую испытал ее муж, словно ритуал самосожжения искупил бы все ее грехи. Наклоняясь так низко, что лоб едва ли не касался холодного плиточного пола, душила в себе ужасный рев, захлебывалась истерикой, сжимала под пальцами бледную кожу рук, оставляя множество кровоподтеков, наказывая себя снова и снова. Еще чуть-чуть и упала бы прямо здесь, свернувшись в комок, словно младенец, обреченный на смерть будучи не рожденным, но в последний момент чьи-то сильные руки подхватили ее под руки, поднимая вверх так резко, что из груди вырвалось восклицание, а губы жадно хватали отравленный гарью воздух. Слипшиеся в комок от слез ресницы с трудом приоткрылись, демонстрируя воспаленные, покрытые густой сеткой капилляров глаза.
- Почему?...
Почему сегодня?
Почему он?
Почему ты здесь?
Почему помог встать?

Полные мольбы глаза, которые сейчас были похожи цветом на грозовое небо, налившееся свинцом, обратили свой взор к тому, кто не умел читать мысли, но все равно знал ответы на любой, какой бы вопрос не задала ему Алесса. Но не дождавшись ответа, она отвела скорее взгляд, пряча его в складки пиджака, зарываясь лицом все глубже, хватаясь за отвороты рубашки и прижимаясь все ближе к мужскому телу. Она боялась увидеть, как Алистер Голд не упустит шанса продемонстрировать еще раз свое бессердечие, поэтому жадно упивалась возможностью скрыться от ужасов, которые ждали ее, стоит только открыть глаза.
Я не успела прийти посмотреть на то, как ты прощаешься со мной.
- Не успела…

Мы http://i59.tinypic.com/htfmee.jpg Вас